Предупреждение пыток работает, но только если им заниматься правильно

Недавнее исследование подтвердило, что определенные методы предупреждения пыток работают, однако для этого нужна подходящая комбинация факторов.

Mark Thomson 
November 23, 2016

TOPICS: Global, OpenPage

В сегодняшнем мире, где теперь более открыто признается глобальная угроза пыток и жестокого обращения, государственные силовые ведомства и прочие субъекты по-прежнему ставят под вопрос их абсолютный запрет и пытаются оправдывать их применение. Многие организации и правительства за последние 30 лет предприняли ряд похвальных шагов, направленных на предотвращение любого произвола под стражей. Однако не хватало независимого подтверждения эффективности таких действий. Несмотря на многочисленные исследования, посвященные пыткам, ни в одном из них не изучалось, какие меры сильнее всего снижают угрозу пыток, если вообще снижают. В 2012 году Ассоциация по предупреждению пыток (APT) поручила независимому международному научно-исследовательскому проекту ответить на этот большой вопрос: работает ли предупреждение пыток?

В июле 2016 года д-р Ричард Карвер и д-р Лиза Хэндли опубликовали результаты своего исследования. В исследовании, охватившем ситуацию в 16 странах на протяжении 30-летнего периода (1985–2014 гг.), используется новая методика, разработанная авторами. В ней эффективность мер по предупреждению пыток оценивается при помощи комбинации количественных и качественных методов. В исследовании проанализировано более 60 превентивных мер и выявлены те из них, которые особенно сильно сказались на частоте пыток. Общий вывод исследования сводится к тому, что да, меры по предупреждению пыток работают, причем для снижения риска пыток одни меры более эффективны, чем другие.

Несмотря на то что этот четырехлетний многонациональный исследовательский проект осуществлялся по заказу APT, он проводился на условиях полной независимости двух основных авторов. 60 так называемых «независимых переменных», взятых из правовых обязательств, которые содержатся в соответствующих международных и региональных договорах и рекомендациях, были разделены на четыре основные группы: 1) содержание под стражей; 2) привлечение к ответственности; 3) мониторинг; 4) механизмы подачи жалоб.

Помимо этого, основные авторы разработали новый индекс для измерения распространенности пыток — показатель пыток Карвера-Хэндли (Carver-Handley Torture Score, CHATS). Показатели составлялись на основании различных источников (включая доклады национальных и международных органов и организаций, официальную и неофициальную статистику, многочисленные интервью), и в них измерялись частота, жестокость пыток и географический охват (то есть носят пытки общий характер или сосредоточены в одном регионе или области).

И наконец, авторы также учитывали в своем анализе влияние на распространенность пыток политической среды в широком смысле (а именно, трех факторов среды в качестве «управляющих переменных»: уровня демократии, наличия конфликта и степени экономического развития).

сильнее всего на предотвращение пыток влияют практические меры защиты во время содержания под стражей.

Главный вывод исследования состоит в том, что предупреждение пыток работает. Как показывает статистический анализ, среди четырех кластеров, выделенных исследователями в законах и на практике (содержание под стражей, привлечение к ответственности, мониторинг, подача жалоб), независимо от более широких политических факторов, сильнее всего на предотвращение пыток влияют практические меры защиты во время содержания под стражей; следом за ними идут привлечение к ответственности и механизмы мониторинга. Что касается механизмов подачи жалоб, в исследовании не удалось выявить их измеримого влияния на предупреждение пыток.

В целом в исследовании обнаружился большой разрыв между законами и практикой, особенно в том, что касается мер защиты по время содержания под стражей, а также расследования пыток и привлечения виновных в них к ответственности. Подчеркивая этот разрыв и необходимость его сокращать, чтобы правовые реформы сопровождались положительными практическими изменениями, авторы обращают внимание на то, что «величина разрыва определяется рядом факторов, к наиболее важным из которых относится политическая среда» (с. 48).

В исследовании не делалось попытки оценить эффективность наблюдательных органов, создаваемых в соответствии с Факультативным протоколом к Конвенции против пыток. Среди исследованных стран только в двух на протяжении части периода, охваченного исследованием, работали национальные превентивные механизмы. Тем не менее, как показывают результаты, влияние наблюдательных органов на сокращение пыток четко прослеживается. И напротив, отсутствие общественного контроля и независимого мониторинга способствует распространению пыток. Позже д-р Карвер сказал, что опосредованный эффект мониторинга, возможно, был недооценен в исследовании.

И наконец, в исследовании отмечается, что обучение положительно влияет во всех областях (содержание под стражей, привлечение к ответственности, мониторинг, механизмы подачи жалоб), и авторы пришли к выводу, что обучение должно сосредотачиваться на повышении профессиональных навыков и входить, например, в учебную программу полицейских академий.


Photo: APT (All rights reserved)

The study confirmed that training, including of the police, had a positive impact and should be targeted at improving professional skills.


Согласно исследованию, наибольшая корреляция с сокращением пыток наблюдается в случаях практического применения мер защиты во время содержания под стражей. Среди всех мер наиважнейшими для предупреждения пыток являются недопущение неофициального содержания под стражей и реализация мер защиты в первые часы и дни после ареста.

Исследование подтвердило, что практика неофициального содержания под стражей (которое часто применяется для того, чтобы удерживать людей без связи с внешним миром) и тайные задержания несут в себе наибольшую угрозу, так как их цель и результат — вывести человека из-под защиты закона. Так, в исследовании особо выделяется, что в случае Турции укрепление мер защиты задержанных во время содержания под стражей дало неожиданный негативный эффект, а именно привело к применению неофициальных задержаний, повысив таким образом риск пыток. В Кыргызстане из-за неудовлетворительной правовой базы и отсутствия контроля подозреваемые могут по нескольку часов или дней проводить под стражей без связи с внешним миром в неофициальных местах (например, в частных или милицейских машинах, на частных квартирах или в заброшенных заводских помещениях), прежде чем их задержание будет официально зарегистрировано.

Кроме того, как отмечается в статистике исследования и почти всех главах, посвященных отдельным странам, основным побудительным мотивом для применения пыток правоохранителями служит чрезмерное упование на признание вины в уголовных делах. Другой побудительный мотив к выбиванию признаний — действующее в полиции требование обеспечивать раскрываемость, к чему подталкивает политика «бескомпромиссной борьбы с преступностью» (например, в Венгрии и Аргентине). Это включает в себя показатели работы и систему поощрений, в том числе материальных, которые завязаны на быстрое раскрытие дел.

Если говорить о хорошем, предупреждению пыток способствует развитие альтернативных методов расследования и меньший расчет на признания. Это включает в себя новый подход к проведению следственных бесед, вместо допросов (например, в Соединенном Королевстве и Норвегии), и инвестирование в современные технологии выявления и раскрытия преступлений.

Предупреждение пыток — это коллективная ответственность. Для того чтобы различные выводы исследования применялись на практике, а пытки и жестокое обращение никогда не использовались и не оправдывались вне зависимости от обстоятельств, требуются усилия сразу многих субъектов. Основная ответственность лежит на различных государственных институтах, так как именно государство, главным образом, отвечает за предупреждение пыток. Для проведения конкретных изменений и реформ, а также последовательной политики и стратегий по предупреждению пыток исключительно важно наличие политической воли. Кроме того, необходим независимый контроль над государственной политикой и практиками. СМИ также должны признать свою роль в формировании общественного мнения, учитывая, что значительная часть населения во многих странах по-прежнему не возражает против пыток.

Вместе с тем исследование вселяет в правозащитников надежду: оно показало, что риск пыток можно во многом устранить путем согласованного применения мер защиты во время содержания под стражей, эффективных механизмов расследования и независимого мониторинга мест содержания под стражей, при условии что каждому из этих элементов выделяется достаточно ресурсов.

ABOUT THE AUTHOR

Mark Thomson 

Марк Томпсон — генеральный секретарь Ассоциации по предупреждению пыток. На протяжении 30 лет он работает в международных НПО, занимающихся вопросами развития и прав человека. Он выступал с докладами и проводил обучение правам человека и предупреждению пыток во всех регионах мира.

 
 

 

Creative Commons LicenseThis OpenGlobalRights Perspectives article is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International License. Photos, images, and logos are excepted from this license, except where noted. Please contact our team for re-publication queries.

 

Write for
OpenGlobalRights

 

MORE ON: